Про то, как обходиться с собственной злостью, психологи пишут много. Чаще всего предлагается серьёзно и начистоту поговорить с тем человеком, который вольно или невольно послужил источником возникновения этого далеко не приятного чувства. Однако случаются ситуации, когда и рада бы поговорить, обсудить, а то и сковородкой по физиономии съездить – а нету! Уехал, допустим, в Магадан к любовнице.

И вот сидишь ты, вся такая преданная, в этом доме, который ещё вчера был вашим общим, смотришь уже который день на входную дверь и не понимаешь, что произошло. И всё ждешь, что она вот-вот откроется, и нарисуется в ней дорогой супруг и, смеясь, заявит: «Сюрприз! А вот и я! Это была такая неудачная шутка из страшного сна. Ну что, соскучилась? А я вот и капусты принёс, напечём с тобой пирожков наших любимых, как раньше, и будем жить-поживать и добра наживать. Ведь я, дорогая моя Катерина Матвеевна, люблю тебя одну, и нет лучше тебя никого на белом свете».

Но проходит неделя, другая, месяц проходит… Всезнающая разведка доносит, что муж и правда в Магадане, рьяно интересуется пелёнками и чепчиками, купил новую машину и возвращаться совершенно не собирается.

Но со временем начинаешь замечать, что ты есть, и у тебя есть какие-то живые и настоящие чувства. Их много, очень много! И что с ними делать? Сначала хочется кого-то винить. Можно себя, это проще: во всём виновата я. Я была плохой женой, не понимала его тонкую душевную организацию и тридцать лет гоняла в магазин за керосином. Надо было быть более чуткой и понимающей, а еще лучше – заболеть раком. Чтоб знал.

Если я во всём виновата, то ведь всё от меня и зависит? А значит, надо срочно что-то делать для  возвращения мужа. Что именно? А все то, на что он так долго указывал мне, неразумной. Похудею, сменю причёску, начну слушать Rage Against the Machine и запишусь на кружок итальянской кухни. Список можно продолжать – у каждой он свой.

Можно, конечно, поступить совершенно иначе – в козлы отпущения избрать сами знаете кого. Ведь я же делала всё, старалась изо всех сил, понимала, еду готовила, пыталась создать ему все условия, а он – в Магадан! Ну ясное дело – виноват! Пусть он приползёт обратно со слезами, а я ещё подумаю, пускать его или нет… Он должен прочувствовать, как мне больно.

Действительно, многие женщины, которые пережили внезапный развод, сначала пытаются стать хорошими девочками, много молятся, посещают всех святых и тоннами телеграфируют в монастыри, дабы молились в них о здравии заблудшего имярек. Может, Дух Святой внушит ему, подлецу, что нехорошо так с законными супругами? Пусть он сам заболеет раком, покается и вернётся ко мне, и будем мы жить долго и счастливо. Или не будем, я уж сама решу.

Другие идут к гадалкам (которые с радостью снимут любой венец безбрачия и заговорят зубы по фотографии), к экстрасенсам, суфийским учителям, буддийским ламам и прочим проводникам сложных материй на земле. Потому что если я сама не могу повлиять на мужа и вернуть его в лоно семьи, то, может быть, это сделает за меня кто-то более властный? Увы, на этом этапе торга нет никакой искренней веры, потому что и личность собственная уж очень размыта, практически не чувствуется. В ней слишком много боли.

Сначала эту боль действительно невозможно вынести, и вся эта безумная суета, 40 поклонов на ночь и глобальная генеральная уборка помогают просто выжить. Осознание приходит постепенно, порционно, как диета язвенника, и ровно в той степени, в которой психика может это несчастье принять и переработать, справиться с ним.

И вот однажды появляется смутное подозрение, что все эти мечты о страшной мести и лавины вины, направленные на себя, имеют один и тот же общий корень. На самом деле это была огромная злость на мужа, что он поступил именно так, что он предал, опозорил и плюнул в душу. Поговорить бы с ним, избить бы его, чтоб не было на нём живого места. Но… Во-первых, он же в Магадане, а во-вторых… злятся только отсталые личности, а я же не такая!

Вот и выходит, что никуда от неё не денешься. Можно, конечно, сделать умный вид и сказать: «Нет, я не злюсь, я выше этого, Господь ему судья!». Только это будет обманом. Злишься, как ни крути.

Можно поступить иначе. Собрать девичник и перемыть ему все косточки. А ещё ведь и пожалеют, поддержат… Да только от этого не легче, одну порцию злости сольёшь в душевный разговор, так новая появится. Да и не факт, что потом не подсядешь на этот наркотик, ведь так приятно, когда жалеют и оправдывают, и стыда меньше, и тревоги, и вины.

Можно перевести стрелки на кого-нибудь ещё и написать гневное письмо новой пассии мужа, пусть знает, что на чужом горе своего счастья не построишь. Пусть теперь она мучается, а не я. Только опять же – а вдруг не будет она страдать, а только посмеётся? Ну и потом, муж-то всё равно с ней, как ни крути. Сатисфакция какая-то неравнозначная.

Можно перебить дома все тарелки. Естественно, из сервиза, который на свадьбу подарила его бабушка. И всю злость направить на эти несчастные черепки. Только не виноваты в этом событии ни сервиз, ни бабушка.

d8285e5f06e783878aedf7d4afef58f6

Если по большому счёту, здесь вину и не надо искать, особенно если у мужа в Магадане уже родился новый ребёнок и он уже точно никогда не вернётся обратно. А что же тогда делать?

А это чувство надо в себе выдерживать. Не поддерживать, не сливать в унитаз, а просто посидеть с ним (или попрыгать, у кого как получается), чтобы оно выгорело, изжило себя. Когда не на кого свалить сие чувство, сложно, но значит, именно такой урок зачем-то нам сейчас нужен.

Поговорите с этой злостью в себе, соединитесь с ней. Узнайте, на кого она направлена и почему именно туда. Нет смысла злиться на всех мужиков или всех любовниц. За каждым из них стоит послание к определённому человеку. Пусть это послание большими огненными буквами загорится в душе и пылает там до поры до времени. Потому что ваши чувства – это результат того, что с вами обошлись так, как вы совершенно не хотели и не предполагали, нарушили ваши планы и идеи, выбили почву из-под ног. Предали. Обидели. Унизили.

И сделали это не все мужчины вообще, а конкретный муж Вася. Сначала женился, клятву верности  давал, а потом нарушил. Сделал вам больно. Даже если заранее предупредил и оставил вам всё совместно нажитое имущество, а только потом уехал в этот свой Магадан – всё равно вы остались не с тем, что вы хотели. Вы, может, на совместную старость рассчитывали. Строили планы о том, как вы будете на свадьбе старшей дочери тосты говорить. У вас были планы на жизнь, а теперь их надо менять – и это самое страшное.

Перед вами теперь белый лист, который надо заново как-то раскрашивать. Вот как теперь ходить в гости к Смирновым, которые были у вас на свадьбе свидетелями? Они-то до сих пор вместе, а вы теперь не вписываетесь будто. С кем теперь ездить на дачу цветы поливать? А старость? В этом очень много тревоги.

И так потихоньку начинает проявляться ваше искреннее отношение к ситуации, в которой вы оказались, а не только к тому человеку, который заставил вас меняться тогда, когда вы не собирались этого делать. На этом этапе как раз и происходит очень важное – смещение фокуса с других на себя, на свои чувства.

И здесь уже на себя и других участников происходящего смотришь не с позиции «кто виноват» и «за что мне это», а просто начинаешь думать над тем, «что делать» и «как я могу изменить эту ситуацию, чтобы создать максимально комфортное существования для себя самой». Муж и его любовница становятся не столь интересными, хотя забыть о них вряд ли получится.

Но настанет пора переходить к делу и как-то адаптироваться. И злость, благодаря которой выделяется огромное количество энергии, становится помощницей. Уже не на то её пускают, чтобы бить сервизы, а для реальных дел. Например, пойти наконец-то и выучить английский, повысить свою квалификацию на курсах и заняться новым интересным делом. Только уже не «назло кондуктору», не доказывая кому-то, что я ещё очень даже о-го-го и на многое способна, а для себя и своей личности, потому что хочется, потому что это сейчас может утешить и порадовать.

И с подругами уже захочется говорить не о том, какие мужчины ужасные, а о реальной жизни, которая течёт здесь и сейчас. Не играть в совместные игры, а общаться на уровне личности, интересоваться опытом других людей, не заставляя других поддерживать собственные чувства. Не зацикливаясь на проблеме, а изучая возможности её разрешения.

Ну и самое главное: когда совсем невмоготу, всегда есть инстанция, всегда есть Слушатель, по поводу участия Которого во всей этой свистопляске тоже очень много вопросов. В конце концов, это же с Его одобрения произошло. Почему Он не вмешался, не защитил, не уберёг? Он, конечно, вряд ли вступит именно в диалог, но выслушает – это уж точно. Но это уже совершенно другая история.

Schaste

Специально для журнала Матроны.РУ

Жизнь после мужа: инструкция по выживанию
Метки: